Куряне-ликвидаторы последствий аварии на Чернобыльской АЭС рассказали о цене трагедии

Сегодня - 35-я годовщина самой крупной катастрофы за всю историю атомной энергетики.

26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС произошел взрыв четвертого энергоблока.

В зоне поражения радиацией оказались более двух миллионов человек — в России, Украине, Белоруссии и странах Европы.

Авария оставила широкий след и на Курской земле. 125 тысяч курян живут на территориях, подвергшихся радиационному загрязнению. Более трех тысяч жителей области, сотрудников Курской АЭС, были ликвидаторами аварии в зоне отчуждения -  заново пускали уцелевшие энергоблоки.

В наши дни они все остановлены, разбушевавшийся атом покоится под саркофагом. О цене этого покоя куряне-ликвидаторы вспоминают в годовщину трагедии.

Николай Чебышев, ликвидатор: «В 86-м году я возглавлял объектовую пожарную часть. Пришел приказ замминистра внутренних дел СССР о том, что меня персонально, с 4 мая я обязан был прибыть в расположение МВД Украины, пожарной охраны. Случайность — не случайность, за неделю до катастрофы на Чернобыле я лично сам проводил учения с личным составом, и мы подавали стволы пожарные. Имитировали пожар в кабельных помещениях 3-го блока. Я сразу понял, что в общем-то- удача. Показал где, забрали воду в течение буквально двух минут. Через 2 часа, когда я прибежал туда посмотреть, как техника работает, смотрю — личный состав, которому я сказал немедленно покинуть, они там стоят курят. Я понял, что им уже всё, потому что кожа на лице уже была коричневой. Они через 3 недели ушли из жизни».

Ирина Калашникова, ликвидатор: «Вот есть такой закон Мерфи: если что-то должно случиться, оно случится обязательно. И я скажу… Хорошо, что это случилось при Союзе. Когда не было границ, не было этого, что сейчас творится между Украиной, Россией. Потому что тогда никто не думал — все, вперед! Кто как мог, внес свой вклад, чтобы всё это прекратить. Больше всего запомнилось отношение людей. Никто не думал, что я заболею, что надо где-то пересидеть, что-то не сделать, о себе практически никто не думал».

Михаил Егоров, ликвидатор: «Мы каждый день видели, проезжая на работу мимо «рыжего леса» и площадки хранения гражданской и военной техники, принимавшей участие в ликвидации последствий, собственно, аварии. Зрелище было впечатляющее. Мы люди тогда были молодые. Всем около 30 лет, у всех малые дети. Хочу сказать нашим женам… которые, минимум по двое детей, оставались здесь на 2-3 месяца одни вот с такими карапузами. И терпели».

Василий Зубов, ликвидатор: «Мы любим этот вопрос задавать, «кто виноват» … Но мы в своей среде не виноватых искали, мы искали причину. Почему это могло произойти? А ведь авария 86-го года на Чернобыле на 4-м блоке дала мощнейший толчок: и науке, и практике в области безопасности реакторов. Вообще любых реакторов.  Очень много было сделано на всех станциях Советского Союза, и на нашей курской станции в части модернизации всех работающих блоков».

 

<![CDATA[]]>
<![CDATA[]]>
Подпишитесь на Телеграм-канал Вести Курск!
Подпишитесь на канал Вести Курск в Яндекс Дзен!
Подпишитесь на Вести Курск в Яндекс Новостях!